Сурикаты

Сурикаты входят в семейство Мангустовых, которые насчитывают 35 видов.

Зоосправка
Суриката — Suricata suricata
Тип — хордовые
Класс — млекопитающие
Отряд — хищные
Семейство — виверровые (Viverridae)
Подсемейство — мангустовые (Herpestinae)

Сурикат или как его еще называют тонкохвостый миркат, обитает в пустынях , полупустынях  и сухих степях  по всему югу Африки — от озера Чад до предгорий мыса Доброй Надежды, в Анголе, Намибии, ЮАР, Ботсване, Замбии и Зимбабве.  Сурикаты легко приручаются и аборигены часто содержат их в качестве домашних питомцев, уничтожающих змей, ядовитых насекомых и грызунов.  Южноафриканские народы верят, что сурикаты способны защитить их дома от оборотней «лунных дьяволов» , за это, а так же за свою привычку греться на солнышке стоя столбиком, от чего их шерсть буквально светится, сурикат называют «солнечными ангелами».

Сурикат отличается от родственных с ним мангустов головой  с удлиненным носом, высокими  ногами с четырьмя пальцами, достаточно длинным  хвостом  и отсутствием  первого ложнокоренного зуба. Самое характерное отличие это когти на передних ногах, они такие длинные и крепкие, как ни у кого из мангустовых, с их помощью сурикаты роют глубокие норы, уходящие под землю на многие десятки метров, а так же добывают пищу, выкапывая из грунта различных насекомых.

Длина тела суриката 50— 60 сантиметров, из которых  17—25 сантиметров приходится на хвост, вес взрослого животного — 620 — 1200 граммов. Половозрелость наступает в возрасте одного года.  Живут сурикаты более 10 лет, зафиксированная продолжительность жизни — 12,5 года.  Шерсть достаточно грубая , но редкая, серого цвета с желтым, рыжим или бурым оттенком;  на спине отчетливо просматриваются прерывистые черные поперечные полосы их количество может варьироваться.  На ногах и животе  мех более светлый; горло, подбородок и щеки и губы белесые; вокруг глаз черные очки, уши и кончик хвоста так же черные. Глаза коричневые, реже серебристо серые, большие, круглые. При передвижении сурикат опирается на землю практически всей ступней, но в то же время ноги остаются прямыми. Высматривая опасность или добычу, нежась на солнышке,  сурикат становится на задние лапы и опираясь на хвост становится «столбиком».

Так же как и их родственник, описанный Редьярдом Киплингом, мангуст Рикки-Тики-Тави,  сурикаты  способны расправится с ядовитой змеей, при этом ловко избегая её укуса.  Но в большинстве случаев они предпочитают вместо опасного сражения методичные раскопки в поисках скорпионов, мелких ящериц, гигантских сороконожек и прочей живности, в пищу идет все, что удастся поймать.  Любят сурикаты полакомится яйцами и птенцами, а так же поедают нежные части растений и их луковицы.  В рацион сурикат входит все что не может оказать отпор,  убежать или улететь от них. То есть сурикаты скорее всеядные, а не хищные животные. Такой образ питания присущ многим животным, но практически все они предпочитают добывать себе пищу в одиночку. И это логично, ведь в охоте на мелкую, более слабую жертву помощь собратьев не нужна, да и делить потом особо нечего.  Но сурикаты и тут выделяются среди остальных всеядных, они живут и охотятся всем семейством, прочесывая каждый метр земли в своих владениях.  При этом один или два суриката стоят на «страже» пока остальные члены семейства добывают себе пропитание, не опасаясь врагов, что позволяет им намного эффективнее искать добычу. Но есть и минус у этой практики,  большое семейство сурикат ежедневно прочесывающая небольшой участок земли вокруг своего жилища, очень скоро уничтожает все пищевые ресурсы на данном участке, кроме того в норе из-за обилия жителей быстро размножаются паразиты .  Из-за этого периодически семейству приходится перекочевывать за пару километров на новое место. Обычно у семейства есть две — три норы  на территории  пары квадратных километров. Поэтому они быстро обустраиваются на новом месте, откапывают и расширяют вход в нору, в этих раскопках принимает участие все семейство, ведь удобный вход в жилище — это в первую очередь возможность быстро скрыться от врага. Во время такого «строительства» сурикаты копают землю так рьяно, что грунт летит из под лап непрерывной струей, как на конвейере. Хотя иногда животные выбирают себе для обитания скалистые участки, где невозможно вырыть нору, тогда они находят пещеру или расселину в камнях и обустраиваются в ней. Скорее всего именно в этом кочевом образе жизни и кроется разгадка таких крепких семейных уз у сурикат в составе одного клана.  Ведь при этом изменяются границы владений на которых постоянно вспыхивают войны с соседними семействами и успех в этих столкновениях во многом зависит от сплоченности семьи. Завидев врагов, все семейство стает плечом к плечу, воинственно задрав хвосты трубой и подпрыгивая на месте, сурикаты стараются отпугнуть чужаков. Если эта тактика не срабатывает, то они смело бросаются в бой, при этом каждый член клана ощущает поддержку друг друга.  Но это дисциплинированное выступление действенно  только против своих соседей, а от естественных врагов ( шакалов и хищных птиц) спасение только одно — бегство.  Поэтому во время кормежки семейства один или два суриката остаются на страже и зорко следят за окрестностью, высматривая врагов.  В «языке» сурикат присутствуют наборы звуков обозначающие не только откуда опасность — с воздуха или с земли, но и расстояние — далеко или близко. Недавние исследования ученых показали, что малыши сурикат сначала учатся распознавать сигналы — «далеко» и «близко», а потом уже «земля» и «воздух».

Воспитание потомства — это вообще отдельная глава в жизни сурикат. Детеныши практически всех животных обычно не требуют специального обучения, они либо наблюдают за своими родителями и таким образом обретают необходимые навыки, либо у них в определенный момент их жизни «включаются» инстинкты. У сурикат и здесь кардинально иной подход. На воспитание молодняка они тратят множество сил и времени, причина скорее всего в том, что большое количество их рациона состоит из потенциально опасных для жизни: змеи, большие ядовитые пауки, скорпионы. Поэтому малыши тщательно учатся как обращаться с той или иной добычей. Во время перехода с материнского молока на «взрослую» пищу, малышу приносят уже убитых насекомых. Но по мере того как молодые сурикаты подростают, взрослые приносят им живую добычу, каждый раз менее травмированную, при этом наблюдая, чтоб жертва не удрала, а «молодой охотник» успешно справился с задачей.  При чем в этом обучении участвуют не только родители, но и все взрослые сурикаты клана. И еще до того, как малыши отправятся на свою первую охоту, они уже имеют опыт в обращении с потенциальной добычей. В семействе сурикат, как и у многих стайных животных, размножаются в основном только главная самка и альфа-самец. Все остальные сурикаты стаи обречены на бездетное существование, но переносят всю заботу на малышей доминантной пары. Это с одной стороны дает контроль над ростом численности клана, а с другой — повышает шансы на выживание потомства главной самки. Иногда такой уклад нарушается и подчиненная самка может забеременеть.

И подчиненным самкам тоже случается забеременеть. Правда, такое несанкционированное размножение может обернуться трагедией. Размножение у сурикат — дело сезонное, пора свадеб приходится на сентябрь—октябрь (начало весны в Южном полушарии), а детеныши появляются на свет в ноябре— декабре. И если младшая самка родит детенышей раньше «всеобщей мамы», последняя, не задумываясь, уничтожит ее потомство. Что самое удивительное — то же самое может сделать и младшая самка с «царскими детьми», если они родятся, когда она еще будет беременной. Ученые полагают, что именно в состоянии беременности самки склонны уничтожать чужих детей — независимо от соотношения рангов убийцы и матери жертв.

Самое поразительное, что конфликты между самками могут возникать только в момент «избиения младенцев». И чем бы это дело ни кончилось, на дальнейшие отношения между самками и сплоченность стаи конфликт не влияет. Покушавшаяся на жизнь малышей мамаша через несколько дней (после того, как сама разрешится от бремени) может пестовать и своих, и чужих детей. А «всеобщая мама» бестрепетно доверяет своих отпрысков той, чьих собственных детей она только что убила. Сегодня сурикаты — единственные животные, у которых обнаружены такие парадоксальные отношения.

Но, возможно, мы пока слишком мало знаем, что происходит у других любителей кооперативной жизни.

Борис Жуков, "Вокруг света" Сентябрь 2007